Бестиарий. 10 эпических монстров России

В спецпроекте ТАСС можно познакомиться с десяткой самых жутких и огромных чудовищ из славянской, кавказской, финно-угорской, тюркской и тунгусо-маньчжурской мифологий.

«Бестиарий» был выпущен в мае 2019 года, в преддверии российской премьеры фильма «Годзилла 2: король монстров». Основная цель: представить альтернативу японским «кайдзю» и показать читателю многообразие монстров, встречающихся в отечественном фольклоре.

Художники проекта нарисовали 10 чудовищ из разных регионов нашей страны: в «Бестиарии» можно найти существ из славянской, кавказской, финно-угорской, тюркской и тунгусо-маньчжурской мифологии. В данном случае размер имел значение, и авторы решили сконцентрироваться только на огромных, поистине пугающих монстрах. Порядок представления монстров в спецпроекте также не случаен — читатель движется по ландшафту сверху вниз: от птицы кори, живущей за пределами небесной сферы, к глубокому подземелью, где находят свое последнее пристанище мамонты, которых наши далекие предки представляли не то лосями, не то щуками.

Чудовища намеренно помещены в пейзажи современной России. Потому что эпические монстры ближе, чем кажется. За время существования проекта его посмотрело свыше 1 590 000 пользователей. «Бестиарий» переведен на английский язык. Проект — лауреат премий Red Dot Design Award (2020, номинация «Иллюстрации»), Best of Digital Design Competition, SND (2020, получил серебро), Digital Communications Awards (2020, «Иллюстрации/Инфографика»).

Одно дело — список топ-10 новых ресторанов с верандами с Москве, а другое — упаковать в лаконичный формат списка все богатство этнических сказок и легенд

Дарья Донина

заместитель руководителя отдела спецпроектов tass.ru, ТАСС

Как придумать классную идею проекта о культуре в онлайн?

Люди любят встречать узнаваемое, уже некогда увиденное или услышанное — так устроен наш ленивый мозг. Через знакомое проще познакомить с незнакомым, выстраивая отношения между этими понятиями через аналогию или, напротив, противопоставление. В данном случае, как ни парадоксально, «знакомое» для среднего потребителя контента в интернете — образ гигантского, неконтролируемого и опасного для человека чудовища, тиражируемый в популярной культуре, в комиксах и кино. Но традиционная культура и поп-культура имеют куда больше общего, чем кажется на первый взгляд. Что на модном курсе по сторителлингу, что в книжке советского филолога Владимира Проппа вам расскажут, что все истории в мире сводятся к ограниченному количеству сюжетных каркасов и архетипических типажей. В этом смысле мифология — это культурный код от всех дверей. Когда мы начинали работу над проектом, и в течение месяца проводили «кастинг» чудовищ, вычитывая с карандашом монографии по мифам и сказкам всех регионов России по алфавиту, вопрос, который мы задавали чудовищам: если бы мы снимали фильм-катастрофу, их можно было бы выставить против Кинг-Конга или Годзиллы? Решили, что этих десятерых — можно.

Что было самым сложным в Вашем проекте?

Основная трудность — отбор. Создание списков — популярная стратегия подачи информации в СМИ. Но одно дело — список топ-10 новых ресторанов с верандами с Москве, а другое — упаковать в лаконичный формат списка все богатство этнических сказок и легенд. На территории России проживает более 190 народностей! Какие критерии выработать, чтобы выборка была хоть в каком-то смысле репрезентативной? Во-первых, надо было проанализировать художественный мир народного творчества множества разных этносов. Во-вторых, мы старались подобрать типологически разных существ. Порядок представления монстров также не случаен — мы движемся по ландшафту сверху вниз: от птицы кори, живущей за пределами небесной сферы, к глубокому подземелью, где находят своё последнее пристанище мамонты, которых наши далёкие предки представляли не то лосями, не то щуками. Ну и наконец, размеры существ для нас стали решающим фактором. Второе препятствие — отсутствие заинтересованности у профильных специалистов. Мы написали письма в десятки региональных филфаков, получили от силы пять ответов. Хотелось бы более плодотворного сотрудничества.

Зачем нужны такие проекты, как Ваш, в чем их ценность для людей?

Вопрос философский. Зачем вообще нужен контент, зачем нужно кино, зачем нужна литература, зачем нужны посты в Инстаграме с красивыми картинками? Да в принципе никакой практической пользы в них нет, едва ли чья-то жизнь будет спасена контентом (только если это не инструкция по выживанию на необитаемом острове). В чем, как мне кажется, ценность такого проекта как «Бестиарий»? Во-первых, это красиво. Во-вторых, это (не)лишняя причина с благодарностью подумать о том, в какой удивительной многонациональной стране мы живем, какое богатое у нас прошлое, какое своеобразное культурное наследие. Для кого-то чтение этого проекта может послужить поводом для более углубленного изучения темы, своих корней. К сожалению, в российской системе образования уделяется довольно мало внимания изучению и чествованию национальной самобытности народов. Может быть, кого-то этот проект вдохновит на свой комикс, иллюстрацию, плакат, сказку, спектакль, мультфильм. Не в этом ли состоит сама суть фольклора?

Go to Top