«Африканский дневник. Экспедиция длиною в век»

Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН

Сайт проекта

Регион:

Проект рассказывает об итогах экспедиции Н. С. Гумилёва, совершенной в 1913 году. В нем переплетаются два маршрута.

Проект впервые подробно (с фотографиями, предметами и комментариями современных ученых) представляет итоги абиссинской экспедиции Н. С. Гумилёва, совершенной в 1913 году. Один маршрут в 1913 году прошли Николай Гумилёв и Николай Сверчков; другой проделали сотрудники МАЭ РАН в 2008 году, когда отправились в эфиопскую экспедицию «по следам Гумилёва».

Главными составляющими проекта стали:
*интерактивная карта с четырьмя географическими точками, вокруг которых сгруппированы предметные и фотоколлекции из фондов МАЭ РАН, собранные в ходе двух экспедиций;

*статья научного руководителя проекта Ю. К. Чистова, обобщающая большую часть имеющихся данных об экспедиции Гумилёва;
*мультимедийные материалы – фрагменты «Африканского дневника» и стихотворений из сборника «Шатёр» в исполнении петербургского актёра Алексея Нилова, проиллюстрированные видеоматериалами, снятыми в 2008 году.

Проект реализован в год 135-летия со дня рождения и 100-летия со дня гибели Николая Степановича Гумилёва. Рассказывая о его короткой и яркой жизни, обычно употребляют три определения: «поэт», «путешественник», «воин». А для Музея антропологии и этнографии (Кунсткамера) РАН Николай Степанович Гумилёв — еще и один из важных собирателей музейных коллекций, человек, в начале 20-го века открывший Восточную Африку для российской науки. Его большая экспедиция в Абиссинию в 1913 году была поддержана Музеем антропологии и этнографии (МАЭ). Николай Степанович тщательно к ней готовился; в Абиссинии строго следовал правилам полевой работы, с которыми его ознакомил выдающийся этнограф Лев Штернберг, в те годы помощник директора МАЭ. Именно благодаря «школе МАЭ» поэту и его соратнику по экспедиции Николаю Сверчкову даже в тяжелейших условиях удалось собрать интересные этнографические коллекции, сделать серию фотографий (250 стеклянных негативов), записать фольклор местных племён. Однако так же, как и поэтическое наследие Гумилева, его этнографические исследования долгое время оставались «под запретом» и были малоизучены. В 2021 году МАЭ РАН восстанавливает справедливость и убедительно вводит в оборот еще одно определение, характеризующее жизнь и деятельность Гумилёва — «ученый-этнограф».

Go to Top